Мэр нагрянул с проверкой к предпринимателям, зарабатывающим на отдыхе у моря

Глава Владивостока устроил проверку самых известных пляжей в черте города, отданных в аренду предпринимателям – на Токаревском маяке, Кунгасном, на Змеинке и в бухте Соболь. Мэр решил лично убедиться в добросовестном выполнении арендаторами своих обязанностей и в качестве благоустройства территорий. Ревизии подверглись документы, заключенные с арендаторами, порой, на очень длительные сроки и с небольшой арендной платой в бюджет города. В целом удовлетворен, но не удовлетворен в частности – о чем говорили чиновники и бизнесмены – в материале ИА PrimaMedia.

Бухта Соболь и полуостров Басаргина, Владивосток
Бухта Соболь и полуостров Басаргина, Владивосток

Зона отдыха в бухте Улисс встретила проверяющих потрясающими видами на Русский мост и радостными криками купающихся детей рядом со стоянкой и заправкой катеров. Купаться здесь, конечно же, официально тоже нельзя. Но как запретить в такую погоду, сетует индивидуальный предприниматель Мирза Мамедов.

– Душ поставили, потому что невозможно их остановить (купающихся – прим. ред.).

– Платный?

– Не-не, какой платный? Бесплатный!

– А на муниципальном пляже платный оказался, – вспомнил Веркеенко свою недавнюю поездку в на Санаторную, по результатам которой он указал директору городского парка имени Лазо на дверь.

Как рассказал начальник АТУ Первомайского района Юрий Лопатин, встречавший мэра на берегу Улисса, побережье эксплуатируется уже очень давно, а примерно пять лет назад приступили к глобальной реконструкции. Официально, договор аренды заключён в 2013 году тоже на 49 лет. Плата 147 тысяч рублей в год. За это время появились благоустроенный пляж с домиками и газонами, бесплатным туалетом и душем. В домиках есть водоснабжение, канализация выведена в септик. На красивом зеленом газоне отдыхают посетители. В центре всего этого, перекрывая вид на искусственную марину и катера, стоит телеэкран – транслирует клипы отдыхающим.

Чуть выше – еще один участок в собственности с капитальной гостиницей, тоже ИП Мамедов.

Поинтересовавшись, сколько трудоустроено людей, Веркеенко, как настоящий бизнесмен, вслух посчитал, сколько налогов должен был заплатить Мирза в городской бюджет. 12 человек в гостинице, восемь на пляже вместе с кафе. Средняя зарплата примерно 30 тысяч рублей. То есть НДФЛ должен быть где-то больше миллиона рублей в год.

– Поторопился я вас похвалить. За 2017 год вы заплатили 46 800, вместо миллиона, – мэр посмотрел в записи.

– Мы же не круглый год работаем, только вот июль, август… а потом консервируем тут все. Оставляем только два человека. И гостиница зимой не работает, – начал оправдываться предприниматель. Что-то добавил про необходимость вкладывать в развитие…

– Всем предпринимателям говорю: бюджет Владивостока складывается из НДФЛ, который вы платите с доходов своих сотрудников. Даже если они работают два месяца, а средняя зарплата 30 тысяч рублей и работает 20 человек, я вижу несовпадения.

– Это надо с бухгалтером поговорить, чтобы они там выровняли все, – быстро ответил Мирза и без паузы продолжил, – и еще хотим сказать, здесь у нас инвалидам мы даем еду бесплатно. И ветеранов бесплатно. Любой человек зашел – инвалид? Значит, бесплатно кормим.

– Правда, с ошибками было написано, – вмешался глава АТУ Юрий Лопатин. – Вместо того чтобы написать «для людей с ограниченными возможностями», написали – «для людей с ограничениями». Ну, русский язык никто не отменял, – посмеялся Лопатин.

Внезапно в разговор вмешалась местная жительница, попросившая разрешения задать вопрос людям в рубашках на пляже.

– Почему владелец этой аренды делает так, чтобы нам всем было плохо? Вот эта часть была загорожена от естественного очищения воды. Говорю об этом пирсе, которого раньше и в помине не было. Вся территория была свободна, промываема, море чистилось естественным образом, а теперь покрыто мазутной пленкой. Сегодня ее нет, но мы, прожившие тут 30 лет, ее каждый день теперь видим. Сопку разрыли, уничтожили.

Собравшиеся рядом местные жители согласно закивали.

Чиновники обвели взглядом акваторию с маломерными судами, закрытую искусственным молом. И стесанную сопку, с которой, видимо, брали грунт для отсыпки гидротехнического сооружения.

– Подготовьте мне информацию по правовому статусу и истории создания этого искусственного сооружения. И правовые основания разработки карьера, – обратился мэр к помощникам.

– И второе, живу на улице Вторая поселковая, 32. Тут дорогу недавно ремонтировали, но забыли, что люди, которые ходят по тротуару, тоже нуждаются продвигаться. Я писала обращение в администрацию Веркеенко, мне ответили, что «тротуар для вас, граждане, не запланирован, придерживайтесь левой стороны дороги».

– Это вам Веркеенко так ответил? – спросил Веркеенко?

– Да, ответили официально.

– Пускай мне Вильчинский доложит по этой ситуации, – добавил мэр заданий в копилку своему заместителю и засобирался на выход.

Гостеприимный Мирза отпускать чиновников не хотел, всем видом намекая, что в тени беседки для них уже приготовлен «чай», ну или холодненькая водичка уставшим путникам. И хотя Лопатин идею поддержал, девушки из команды мэра напомнили про время, и вся команда снова расселась по машинам, чтобы переехать в район бухты Тихой.

На высоком берегу бухты Соболь, с которого отлично виден полуостров Басаргина и пляжи на узком перешейке, диалог власти и бизнеса стал приобретать причудливый характер. Хотя бы потому, что интересы бизнеса тут представлял депутат городской думы по этому же округу Станислав Примаченко. Как выяснилось, на арендованном побережье бухты установлены торговые палатки не совсем легально, и администрации города пришлось обратиться с заявлением о демонтаже.

– Поймите, Станислав, мы обязаны были принять меры, иначе бы у прокуратуры возникли вопросы к нам, – чуть ли не оправдывался глава АТУ Первомайского района Лопатин.

Мэр отметил, что арендатор следит за санитарным состоянием побережья, и торговые объекты на его территории имеют право быть, но при этом должны размещаться исключительно законно.

Впрочем, о чем договорились мэр и депутат, не до конца понятно, потому как Примаченко предложил Веркеенко поговорить «в сторонке», без свидетелей.

Другой предприниматель, получивший от Спецстроя территорию вдоль трассы рядом с транспортной развязкой, попытался рассказать мэру о своих планах развития. Стоя на свежеуложенном асфальте, под звуки строительной техники, он начал про базу отдыха.

– Это, – мэр махнул в сторону трех маленьких домиков, – сложно назвать базой отдыха.

Предприниматель не согласился, а архитектор, размахивая документами, принялся споить с проверяющими о том, что можно и что нельзя в зоне Р-2, закрепленной здесь новыми правилами застройки и землепользования, утвержденными вместе с генпланом.

– В любом случае, мы настроены помогать инвесторам в реализации их проектов, – пообещал Виталий Веркеенко.

Постепенно первоначальная цель поездки отошла на второй план. К мэру подошли офицеры воинской части, расположенной на полуострове Басаргина. Поблагодарили за хорошую дорогу до КПП, пригласили на праздник в честь в/ч. Воспользовались случаем, чтобы попросить мэра отремонтировать еще один участок дороги, правда, на уже военной территории.

– Понимаем, что не по адресу, но может, асфальтовой крошкой посыпать?

Веркеенко обещаний давать не стал, тактично напомнив, что в очереди на крошку – детсады и школы.

Завершая поездку, глава города обратился к помощникам с еще одной идеей – проработать обращение о передаче безымянного озера и территории вокруг муниципалитету. Не так давно на Патрокле запустили насосные станции, которые должны спасти озеро. Как распорядиться озером, чтобы оно в том числе и пользу городскому бюджету приносило, мы придумаем, пообещал Веркеенко.

Полная версия текстасо всеми пляжами здесь.