Кирилл Батанов планирует продолжить работу с ТОС в качестве депутата гордумы

Кирилл Олегович Батанов, 36 лет, женат, воспитывает 7-летнего сына. Активный гражданин и общественный деятель, пропагандист консолидации жителей, в том числе в форме ТОС. Работал в команде Виктора Черепкова, в компании DNS и в администрации города Владивостока. Весной 2019-го покинул администрацию Владивостока, а в июне стал руководителем отделения Партии РОСТ во Владивостоке и выдвинут кандидатом в депутаты 9-го одномандатного округа.

 

В: Кирилл, я тебя тоже знаю исключительно, как куратора ТОСов в мэрии. Теперь ты идешь в депутаты, поэтому интересно узнать, кто такой господин Батанов. Можно в формате самопрезентации и с самого начала?

Родился 13 июля 1982 в Хабаровске в семье геологов. Отец – коренной житель Владивостока, мама – из Башкирии. Семья переехала во Владивосток, где Кирилл закончил школу и дальневосточный государственный технический университет по специальности менеджмент организаций.

Первые заработки начались в 16 лет, это было предпринимательство в области продажи рыбы, кальмара. Затем, вместе с товарищем открыли клининговую фирму – то есть оказывали услуги по уборке квартир и частных домов. Конкуренции в этой ниши тогда не было и заработки у молодых людей были весьма приличными.

 

В: Как попал в общественную деятельность и политику?

Потом возникла идея открыть кафе в университете, потому что с этим делом в корпусе А (здание на Пушкинской 10) было все плохо. Пришлось “обивать пороги”, но ничего так и не получилось. В партию Виктора Ивановича Черепкова попал с надеждой воплотить этот бизнес-проект.

Когда-то ранее заполнил анкету партии “Свобода и народовластие” и вот мне домой звонит сам Черепков и приглашает на партийную встречу. Виктор Иванович пообещал помочь и предложил поработать в партии. Погружаясь в партию, стал постепенно отходить от бизнеса и в итоге с партнером по клинингу разошлись вовсе.

У Черепкова занимался тем, что вел прием граждан, готовил документы, депутатские запросы. Бывало, что в неделю обрабатывали до 400 обращений, включая письменные и личные.

 

В: Черепков тогда был депутатом государственной думы?

Да, я пришел к нему в 2001 году, в 2002-м я официально был помощником депутата. В следующем году Виктор Иванович переизбрался вновь, и я работал с ним до 2004-го.

 

В: Сколько человек было в его команде?

Штатных помощников (на зарплате) на тот момент было до 7, но были также помощники и на общественных началах.

Работа были интересная, помогали самым разным социальным группам. В основном, это конечно были бытовые вопросы, то, что людей больше всего беспокоит. Но и предпринимателям помогали, был такой период массовых рейдерских захватов бизнеса. Было много работы с заключенными, которые считали себя несправедливо осужденными. Тогда депутатские запросы могли инициировать пересмотр приговоров. Люди искали защиту и справедливость и многие её находили у Черепкова.

Мне это дало понимание работы органов государственной власти, умение структурировать информацию, писать правильные запросы в существующем правовом поле.

Но в 2004 работу в этом темпе пришлось прекратить, т. к. нужно было заканчивать университет и кормить семью, чего работа у Черепкова не позволяла.

 

В: Продолжай, что еще интересного было в твоей карьере?

Потом я снова был связан с бизнесом. Работал менеджером в рекламном агентстве, директором по маркетингу в компьютерной компании. И собственным бизнес был в области торговли. В 2013 году пришел в компанию DNS, сначала был продукт-менеджером, затем – руководителем разных направлений.

 

В: Направление — это товарная категория и в чем состояла работа?

Да, в частности это ноутбуки. Эта работа подразумевала управление инвестициями в категорию товаров и управление командой, которая ею занимается. Нас было четверо. Это был опыт работы в большой компании.

В тот период ритейлеры «обеляли» импорт, это произошло и с DNS. Участвовал в соответствующих реформах в компании.

Читайте также: Дистрибуторы электроники договорились обелить импорт

 

В: Но общественно-политическая жизнь при этом продолжалась?

Мне всегда, что называется, было “больше всех надо”. Помню ситуацию в 2006 году с детскими садиками. Знакомая рассказала, что у неё требуют 60 тысяч рублей, чтоб устроить ребенка в детсадик. Меня это возмутило, кинули клич на форуме vlcrime “у кого еще так?”. Набралось около 100 человек с такой же проблемой. Дело начало шуметь, подключились надзорные органы. Тему подхватили пиарщики Пушкарева и использовали в его избирательной кампании.

Кстати, в 2007 году выдвигался в депутаты по 5-му округу от партии Черепкова, но не получилось – подписи забраковали, хотя мы все честно делали, можно было посудиться, но в тот момент случились проблемы со здоровьем – лежал в больнице с температурой 40.

В 2008 году заселились в новый дом в “Лесном квартале”, там я вошел в правление ТСЖ. Мы отбили все управляйки, нам всем хотелось, чтобы у нас все было по-другому. В том году мы в доме приняли правила против курения. а закон на эту тему был принят лишь в 2015 году. У нас действительно соблюдается это правило. Это, к слову, о возможности самоорганизации в доме – нужно просто захотеть.

 

В: Как это сработало?

Это не только вывески в доме, у нас курящему скажут: здесь не курят. Это долгий процесс формирования культуры совместного проживания.

Были сложности в нашем ТСЖ: и ссоры, и большие неплатежи. С неплатежами мы справились, хотя до суда дошел лишь один случай. Мы очень грамотно доносили жителям нового дома их обязательства. Помню, потратил день, но составил юридически грамотное, но при этом понятно письмо на эту тему.

Конечно, нам с председателем повезло, но без поддержки жителей он бы не смог. Жители у нас оказались очень сплоченными.

 

В: Это ведь дома, где предоставляли жилье по программе “Квартира молодой семьи”?

Да, такие квартиры были на первых этажах. Но квартал построили и забросили. Все хорошее, что там сейчас есть – люди сами сделали.

К примеру, там просто не было тротуаров. У меня тогда родился сын и гулять с коляской приходилось по проезжей части дороги. Стал писать письма в администрацию. За два года переписки удалось добиться тротуара вдоль трех домов.

С точки зрения объединения жителей импульсом стала ситуация, когда нам пытались навязать публичный сервитут против нашей воли. В результате в 2013 году оформили землю дома в собственность. Собственно вся переписка с администрацией нас к этому подталкивала. Нам как бы намекали, мол станьте собственниками и решайте свои проблемы сами. И когда к нам пришли с этим сервитутом, мы им вспомнили эту их позицию и сказали, что здесь будет, как мы решим.

После консолидации вокруг внешней угрозы стало проще реализовывать разные задачи в доме. И камеры видеонаблюдения и ограничения парковки на бордюрах. Вроде бы простые вопросы, но сопротивления при их решении стало меньше. В фонд капремонта мы деньги не отдаем у нас собственной фонд, и мы уже сделали ремонт в доме. Всегда чисто и аккуратно, а квартплата при этом ниже при одинаковой квадратуре, чем во многих домах с управляйками. В нашем районе у каждого дома свое ТСЖ, но все общаются и обмениваются опытом.

Это к вопросу об эффективности жилищно-коммунального хозяйства. Больно смотреть на то, как люди в нашем городе живут. Когда я потом стал людям про ТОСы рассказывать, то увидел, что эта “светлая идея” им непонятна, ведь сначала порядок нужно внутри дома навести.

 

В: Когда начал «раскачивать» тему ТОСов?

Когда Константин Богданенко (один из руководителей компании DNS) пошел избираться в депутаты заксобрания я к нему обратился со своими идеями. Предложил во время своего отпуска помочь на выборах. Предложение было принято, но помогать надо было много и сразу. Так я вернулся в общественно-политическую жизнь с более осознанными проектами, с бОльшим количеством вовлеченных граждан.

В ситуации со сквером на Бестужева… У той победы конечно много отцов, тогда реально включились многие. И Богданенко, и Мильвит, и департамент внутренней политики края, прокуратура города и края. Администрация города Владивостока включилась после прокуратуры. Кстати, только несколько месяцев назад апелляции закончились по тому иску, который администрация подала. Так вот, там была неудачная попытка сделать ТОС, зато проблему сквера решили.

Проблема в существующем законодательстве – никто не понимал, как можно сделать ТОС. Долгая и сложная процедура убивала эту затею. Будучи помощником депутата Богданенко пытался с администрацией города выработать нормальный алгоритм, так появился типовой устав ТОС. Ведь проблема была в том, что ТОСам отказывали в регистрации. Шаблон стал решением этой проблемы.

Интересный был проект с Прокуратурой Приморского края – устраивали обучение для всех помощников депутатов ЗСПК в части компетенции органов власти. Я разрабатывал методичку по этой теме, она в открытом доступе. Прокуратура буквально завалена обращениями граждан, а многие другие органы откровенно недорабатывают.

В истории с мусоросжигательным заводом тоже участвовал. Сам снимал ролик, как дым со спецзавода застилал весь район. О проблеме этой жители жаловались долго, но всегда были отписки. Решаться она начала после обращения Сергея Мильвита к Путину, хотя здесь вроде бы уже все стали признавать эту проблему.

Читайте также: О проблемах Снеговой Пади спросил общественник Сергей Мильвит из приморской столицы

3 января 2018 я встретился с Веркеенко, обсуждали эту проблему. Он рассказал, как в Японии подобные заводы работают рядом с туристическими объектами и проблемы нет, потому что есть фильтры. Он предложил поступить также, а если не получится – закрыть завод. В радиусе поражения завода живет 30 тысяч человек, а с учетом перспективы застройки Снеговой пади – все 60 тысяч. Виталий Васильевич слово свое сдержал и завод закрыл.

Собственно, о той встрече его попросил Богданенко, представляя меня как человека, который занимается ТОСами. На тот момент у меня уже были презентации и несколько выступлений.

В моем понимании ТОСы – это центры принятия решений по вопросам местного значения. И глядя на пример своего дома и района мне видится, что это та самоорганизация, которая может деятельно работать. Не ждать от кого-то что-то, самим многое делать. Я, конечно, заблуждался, что люди могут быстро объединиться, нужен лидер. Тот самый, кому «больше всех надо», вокруг него это ТОС и образуется. Были десятки встреч с депутатами и чиновниками, чтобы эта тема смогла ожить. Было много предрассудков, был неудачный опыт.

Приходилось объяснять, что ТОС – это правильная и нормальная вещь. Невозможно раздуть армию чиновников, чтобы весь город с его проблемами охватить вниманием. В каждом районе живут люди, которые лучше знают, как нужно там обустроить жизнь. С идеей о развитии ТОС я пришел к Виталию Веркеенко. Его эта тема заинтересовала, он предложил стать помощником. На тот момент Богданенко перешел на работу вице-губернатором. Мне предстояло разработать план развития. План этот был достаточно прост: появление муниципальной программы развития ТОСов и пропагандистская работа среди населения.

С января по май 2018 я провел около 40 встреч с различными группами из разных районов. Было очень большое недоверие – «вот опять нам что-то навязывают». А ведь это право, данное законом, собраться и организоваться. Был замкнутый круг. Позиция работников администрации была такая: где ТОСы, ТОСов нет, тогда зачем что-то выдумывать? А когда рассказываешь жителям о ТОСах, то предложить нечего и у них возникает вопрос, зачем мы будем их создавать. Приходилось по шагам двигаться. Сначала появились те, кто хотя бы поддержали саму идею. Среди первых были – Анна Колемагина из ТСЖ на Военном шоссе, депутат Кирилл Григорьев. Андрей Петрович Брик, председатель городской думы пообещал помощь – и так внутри думы появилась рабочая группа по развитию ТОСов.

Когда Веркеенко предложил войти в администрацию как управленцу, то я обозначил большую разрозненность деятельности органов администрации. По моему мнению нужен был координационный орган, который бы в проектном режиме смог выполнять нетипичные задачи. Ведь все гражданские инициативы просто «отфутболивались» управлениями, нужен был проводник для их реализации. Так появилось новое управление, в которое также выделили вопросы малого бизнеса из управления экономики.

Читайте также: В администрации Владивостока появилось новое управление по реализации проектов и поддержке гражданских инициатив

Мне было непонятно как распределялись ранее средства поддержки и мы собрали новый состав совета по развитию малого предпринимательства. Главное, чтобы рекомендации тех или иных советов приводили к действиям. Мое мнение, что различные советы должны быть при представительном органе, то есть в думе. Экспертность там должна быть. Законодатель можно решение Совета адаптировать под правовую базу, иначе эта деятельность в пустоту. Без по-настоящему работающего представительного органа изменения невозможны. А у нас сейчас по всей стране эти органы, фактически, просто легитимизируют то, что им исполнительные органы дают. Подняли руки и утвердили. Должно же быть наоборот. Представительный орган собирает с населения запрос, трансформирует его в конкретные правовые механизмы и говорит исполнительному органу как нужно работать и на что тратить деньги.

 

В: Но Совет по ТОС сделали не в думе, а при главе. Что еще удалось сделать?

Программа поддержки ТОС принята была, но без порядков по исполнению, а исполнители – это два других управления. Совет был нужен как площадка, где бы ТОСовцы могли говорить с главой города. К примеру, в Биробиджане так это и работает – они собираются раз в месяц.

На момент моего ухода из администрации бОльшая задач, которые я перед собой ставил была выполнена. Это можно проследить по докладу на конференции 25 декабря прошлого года.

Запланированное обучение по теме ТОС уже ведется, а вот Положение о ТОСах так и не изменили.

Читайте также: Конференция по теме ТОС в мэрии из отчетной превратилась в дискуссионную

В: И тут мы подошли к теме почему партия Рост и почему гордума?

Если так сложится, что люди доверят мне быть депутатом, то этот пункт плана я смогу реализовывать в новом качестве. А почему РОСТ – это тема для отдельного разговора, но если кратко, то мы за политическую конкуренцию, за создание по-настоящему работающего представительного органа, за возвращение прямых выборов мэра. В части последнего вопроса соглашусь с Веркеенко: жители своими голосами нанимают мэра на работу. Из того, что партия на местном уровне хочет исправить – это бесхозность и неосмысленность множества территорий в городе. Никому ненужные, неухоженные пространства – как раз причина возникновения проблемной точечной застройки. Если какое-то место наполнено, а не пустует, там не появится высотка или торговый центр. Эту ситуацию можно исправлять и это исправляется в том числе и с помощью ТОСов и с помощью депутата, который говорит с администрацией от имени людей.


Сейчас как раз идет сбор подписей за выдвижение Кирилла в кандидаты в депутаты по округу №9. Если вы проживаете (зарегистрированы), то ваша поддержка очень нужна! Карту округа и адреса можно увидеть здесь.
Партия РОСТ во Владивостоке:
  • Телефон: +7 951 019 06 25
  • Адрес Владивостокского отделения: ул. Запорожская, 77, этаж 8, офис 817 (это здание прямо за ТЦ “Черемушки”, в нем также расположена клиника Falck)
  • Instagram: @rost.vl
  • Facebook: facebook.com/rost.vl

Читайте также:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *