Ученые проверяют воду и дно бухт и заливов Владивостока, побывали и на Патрокле

Лето в этом году никак не придет на побережье и аншлага на городских пляжах не наблюдается. Тем не менее, сотрудники Центра мониторинга загрязнений окружающей среды вышли в море, чтобы взять пробы воды для исследований.

Репортаж “Вести-Приморье”:

Амурский залив. 30 килограммов стали лебедкой опускают в воду. У мыса Кунгасный и в Спортивной гавани вместе с сотрудниками Центра мониторинга загрязнений окружающей среды берем пробы того, что на дне морском скопилось и, конечно же, воды. Кстати, здесь ее температура вполне комфортная для купаний — плюс 19. И это несмотря на прохладное лето.

Кристина Сигидиненко, гидрохимик Центра по мониторингу загрязнений окружающей среды Примгидромета: «Каждая склянка — это отдельная проба воды. На нефтепродукты, БПК, взвешенные вещества, финолы и биогены. Обожаю похимичить».

Вся палуба заставлена ящиками, приборами, разноцветными бутылочками и всё это — для постановки диагноза. Море, оно ведь тоже живое. О том, что Амурский залив болен, известно давно, но хотя бы канализации в нем стало поменьше. А вот про главную бухту дальневосточной столицы ничего хорошего сказать по-прежнему нельзя.

analizvoda2
analizvoda4
analizvoda3
analizvoda5
analizvoda1
Loading image... Loading image... Loading image... Loading image... Loading image...

Александра Василевская, зам. начальника Примгидромета: «Если проводить какие-то комплексные, более глобальные мероприятия, если брать Золотой Рог, то надо говорить про очистку его дна. Слишком много на дне всего лежит. И это оказывает влияние на общее состояние бухты».

Это — самые дальние задворки Золотого Рога. Устье речки Объяснения, причалы «Дальзавода» и прочее, прочее, прочее. Источников загрязнения больше, чем достаточно. На дне бухты и ее поверхности огромные залежи нефтепродуктов — хоть скважину ставь.

Валентина Подкопаева, начальник лаборатории по мониторингу загрязнений природных вод и почв Примгидромета: «Нефтепродукты, они, как правило, на пленке, но потом оседают на дно. И когда мы там берем донные отложения, то черные нефтеводороды».

Последняя точка этого грустного морского турне — бухта Патрокл. Температура воды плюс 18. Набираем в баночки воду и дары со дна морского, они, кстати, с тем самым канализационным «запашком», и отвозим в лабораторию. Результаты узнаем через неделю.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *