Евгений Булах: соседская община как локомотив развития локальных территориальных пространств

В ходе подготовки секции “Урбанистика и городские сообщества“, которая пройдет 13 июня в рамках VI Дальневосточного МедиаСаммита эксперты делятся своими соображениями об актуальных вопросах, которые следует там обсудить или как минимум обозначить. Евгений Васильевич Булах, доцент кафедры политологии ДВФУ – признанный эксперт по теме территориальных общественных самоуправлений рассказал свое видение о процессах участия граждан в муниципальном самоуправлении.


Проблемы муниципальных территорий, это всегда проблемы качества общественных отношения на местном уровне. Планировка, последующая застройка с подводкой коммунальной инфраструктуры, это важнейшие этапы формирования комфортного пространства, все они осуществляются по согласованию с органами власти за бюджетные или частные средства, но редко с учетом мнения жителей. Конечный пользователь исключен из процесса. Нет согласованности в действиях участников, а соответственно, процесс не может привести к достижению общей цели, если под целью понимать комфортное  территориальное пространство. Кто несет ответственность за территорию, кто зарабатывает на ней и кто заинтересован в ее развитии, как определить и распределить социальные роли, обозначив степень ответственности основных участников.

Местные социальные роли часто диспозитивны, насколько мы идентифицируем себя с территорией в границах своего проживания, ведя хозяйственную или бытовую деятельность, формируя локальное жизненное пространство,  настолько мы ответственны и участны в муниципальных делах. Проблема местных территорий  комплексная, она и психологическая, экономическая, и конечно политико-правовая. Период в 70 лет под популярным антилозунгом – «Все кругом народное, все кругом ничье!», интерпретация которого видоизменялась во времени, но сохраняла свой смысл, наложил неизгладимый ментальный отпечаток на постсоветское пространство. Эпоха ушла, а социальная инфантильность, иждивенчество и безразличие к общественному сохранились почти на всем пространстве, провоцируя антагонистический эффект на фоне появляющихся частных владений. Но время меняет все, с возвращением дифференцированных форм собственности, наша жизнь начала меняться. Мы вынуждены «любить» и ценить пространство своего подъезда или придомовой территории. Одни, регулярно оплачивая внушительные счета за услуги ЖКХ и тратя реальные суммы за содержание территории своего проживания. Другие, рассматривая территорию как ресурс для своего бизнеса.  Финансово-экономические инструменты первые форматируют наше сознание, появляется чувство гражданской ответственности и чувство причастности к своему жизненному пространству.

Неужели все решают деньги, что еще может инициировать интерес к территориальному пространству в границах своего постоянного проживания, к улице и к микрорайону, к городу и ближайшему пригороду. Можно ли миновать цепочку из трудового участия в экономических процессах. Деньги, это обезличенный эквивалент результата нашей социально полезной деятельности – нашего труда и пока экономисты, политологи и социологи не готовы уйти от данной парадигмы. Этот механизм определенно  действенный, но не эффективный, с точки зрения социализации и воспроизводства, он исключает от участия тех, кто еще неработоспособен, а именно ту возрастную группу, которая более всего нуждается в сопровождении  и отстраняет тех, кто хотел бы непосредственно участвовать в преображении своей улицы, выйдя на пенсию и имея незначительный достаток, но демонстрируя высокий социальный запрос на самореализацию. Необходимо добавить, что обезличенность монетарной формы позволяет рассматривать под малой Родиной любую территорию, которую индивид способен оплатить в данный момент времени или которая приносит ему доход.

Социализация сложный и постоянный жизненный процесс адаптации личности к постоянно меняющимся условиям существования. Социологи выделяют несколько социальных институтов, обеспечивающих стабильность данного процесса: государство, со всей совокупностью регионов и муниципалитетов; профессиональное сообщество; семью.

У каждого института (социальной формации) свой функционал:

Первая, политическая формация, обеспечивает в границах суверенного государства и  на его территориально-административных образованиях общественную безопасность, гарантирует наличие правового регулятора , трансформирует социальные нормы в правовые.

Вторая, корпоративная формация , обеспечивает профессиональными навыками и производственными ресурсами, обеспечивает занятость и необходимый уровень благосостояния.

Третья, родственная, формирует социальные ценностные ориентиры, закладывая модель социального поведения, свойственную культурно-историческому наследию.

Подобная градация социальных институтов (формаций) традиционная для современной науки, вобравшей в большинстве своем от советского периода. Но она не дает нам в полной мере территориальной привязки к локальным проблемам муниципального пространства, в котором мы проживаем. Мы недополучаем муниципальных социальных навыков, не можем формировать местные компетенции.

Необходимо вспомнить еще одну формацию, общественную, намеренно подмененную искусственной, партийно-идеологической составляющей. Этимология слова «общественная» относит нас к «общине» – к самой традиционной форме социальной организации небольшой группы по месту ее традиционного проживания. Историки выделяют несколько типов общин: родовая община; профессионально-корпоративная община ремесленников и цеховиков; сельская община; городская община; местная община.

Действительно ли община утратила свой вес и значение в современной социальной структуре общества. Для этого необходимо выяснить, сохранила ли она свое присутствие и ответить на вопросы о возможных границах территориального пространства общины и  почему она стала «изгоем» в стране победившего социализма (это поможет понять ее потенциал).

С первым вопросом все проще. «А что скажут соседи?», традиционный вопрос, который вслух или в мыслях тревожил каждого из нас, вне зависимости от проживания в многоквартирном доме или в частом. Мы стараемся дорожить отношениями с соседями, мы стараемся парковать свой автомобиль так, чтоб не закрывать общий проезд, аккуратно выбрасывать мусор, не шуметь в квартире и убирать на улице за своими питомцами. В месте постоянного своего проживания, нам важно, что о нас думают соседи, конечно атавизм в виде возможного изгнания из деревни (улицы, дома) нам уже не свойственен, но отношения с окружающими являются не последним. Значит, община жива, она трансформировалась в соседскую общину, пусть она утратила часть формальных ярко выраженных организационных признаков, но влияние на территориальное пространство как основной его элемент, оказывает безусловно.

Исходя из обозначенных признаков, соседская община формируется из единства коммунально-бытовых проблем, вне зависимости урбанизированное это пространство или нет. Значит, границами территории общины могут быть контуры многоподъездного дома (группы домов), жители которых регулярно взаимодействуют между собой непосредственно или косвенно, используя ресурс данного общественного пространства при формировании персональных комфортных условий. В границы интереса общины могут входить места общественного пользования, включающие в себя придомовую территорию, скверы и парки, детские и спортивные площадки, места парковок и выгула собак, территории под объектами и сооружениями социального назначения и т.д. Традиционно, территория общины, это группа домов, условно выделенная внутриквартальными проездами или условиями  естественно-объективного характера (береговая черта, сопка, лес, магистраль, границы поселка, деревня и т.д.), где осуществляются регулярные межличностные или социально-бытовые взаимоотношения с преимущественным участием лиц проживающих на данной территории.

Если организованная общность соседей залог комфорта проживания граждан на конкретной территории,  то возникает заслуженный вопрос, почему она выведена из числа активных участников формирования этих условий. Нет, мировой опыт партисипаторного или инициативного бюджетирования, когда именно население, в рамках права на местное самоуправление, выдвигает инициативы по использованию части бюджетных средств на развитие территорий, это достаточно обыденный случай в мировой практике.  Опрос общественного мнения как аналог Публичных слушаний, также вполне распространенная форма непосредственного участия граждан в местном самоуправлении зарубежных странах. В нынешней России как наследнице страны Советов, практика привлечения местных жителей в зачаточном состоянии. Методика формирования Советов в социалистическом обществе базировалась на принципе принадлежности либо к профессиональному коллективу, либо к общественно-политической структуре (КПСС, комсомол, профсоюз), территориальный принцип был непопулярен, хотя избирательные округа формировались традиционно.  Отказ от практики выдвижения советского депутата от территории непосредственного проживания имел значение, будучи передовиком производства, партийным деятелем или на худой конец известной творческой личностью, он не имел моральной привязка к соседям, которые его избрали, жителям достаточно было знать, что депутат просто «хороший человек». Объединять граждан вокруг своего кандидата и делать его «зависимым» от жителей, это ломать созданную партией вертикаль политического управления.  Разве мог бы городской Совет, реально избранный жителями, согласовать свалку на живописном берегу Уссурийского залива, допустить прямые сбросы нечистот в море, разбить парк развлечений на месте кладбища, согласовать уплотненную застройку микрорайонов, а главное – одобрить коммунальную зависимость горожан от инфраструктуры предприятий ВПК, размещенных на территории города.

Возвращаясь к мировому опыту, можно отметить, что институциализация соседской общины, это распространенная практика. Наличие связанных между собой, постоянно проживающих на конкретной территории людей, предусматривает обязательное обладание правом коллективного волеизъявления по вопросам развития их пространства. Жители обладают правом формировать штат своих представителей в органах власти. «Свободная община», так ее называют в англо-саксонской многоуровневой модели местного самоуправления, так ее определяют, когда говорят о гаранте государственности в старой Европе.  Действительно, есть чему завидовать и чему учиться, когда разговор идет о качестве жизни граждан, составляющих свободную общину в традиционных западных государствах.

Есть ли что аналогичное в российской практике социально-политической организации российских муниципалитетов, история напоминает нам о былых возможностях россиян избирать сельских и городских старост, городских глав и управляющих,  иных своих представителей, они могли обсуждать местные проблемы на Сходах и Вече, принимать значимые политические решения. Если не брать во внимание Советский период, то вернули ли мы сейчас возможность восполнить данный пробел в организации коллективного управления территориями.  Ответом может служить Федеральный закон №131 «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». В Главе 5 данного закона перечислены непосредственные формы осуществления населением местного самоуправления и в этом перечне, в ст.27 представлено территориальное общественное самоуправление (ТОС).

Почему именно ТОС, ну, во-первых, это временная характеристика, в отличие от других, одномоментных форм, ТОС стабилен во времени и осуществляется населением неопределенный срок с момента регистрации устава. Во-вторых, территория самоорганизации граждан определяется самими жителями, исходя из сложившихся общих коммунально-бытовых факторов и утверждается представительным органом МСУ. В-третьих, жители самостоятельно формируют орган управления ТОС. В-четвертых, жители, объединенные в ТОС, имеют право на инициативу по передачи им полномочий в решении вопросов местного значения, то есть могут быть политическим институтом.

Все характеристики ТОС идентичны характеристикам Свободной общине. Мировой опыт позволяет сделать предположение, что данная форма самоорганизации российских жителей может стать основным и эффективным регулятор общественных отношений на части территории муниципалитета. Соседская община в форме ТОС, может выполнять огромный перечень функциональных задач. Для разговора о территориях, можно выделить следующие задачи:

  1. Осуществление общественных слушаний по вопросу развития территории;
  2. Соучастие в процедуре выдачи разрешения но строительство (реконструкцию);
  3. Соучастие в процедуре приемке готовых объектов на данной территории;
  4. Формирование предложений по местному бюджетному процессу;
  5. Контроль за бюджетными средствами, заложенными на развитие территории;
  6. Контроль за качеством выполнения муниципального заказа на данной территории

и т.д.

Перечень возможностей соседской общины безграничен, это обусловлено уникальными свойствами общины, включающими в себя качества семьи, хозяйствующего субъекта, а при передаче отдельных полномочий – представителя государства в системе публично-властных отношениях. Три функции в одной форме, на Руси с почтением относятся к троице.

Надеемся, что в ближайшее время консерватизм региональной и местной власти будет преодолен и соседская община приобретет полный местный суверенитет в решении вопросов местного значения на конкретной территории. По данным Совета Федерации, на территории России осуществляется более 34тысяч ТОС, процесс набирает обороты по всей стране и Приморский край, Владивосток не привыкли находится в аутсайдерах.


Как улучшить городское пространство и сделать его комфортным, обсудят 13 июня на МедиаСаммите-2019. Отдельный блок программы мероприятия будет посвящен урбанистике и городским сообществам. Архитекторы и неравнодушные граждане вместе с представителями власти и бизнеса поговорят о гармоничном развитии Владивостока.

Одна из основных задач секции — формирование активных сообществ, участвующих в жизни города, в том числе и по теме комфортной городской среды, активно работающих в достижении этой цели в сотрудничестве с властью, бизнесом и различными организациями и институтами. Поделитесь информацией о мероприятии в Facebook и вКонтакте.

Шестой Дальневосточный МедиаСаммит пройдет 13-14 июня в кампусе ДВФУ на острове Русский. Любой желающий может бесплатно посетить мероприятие, достаточно зарегистрироваться на сайте

Представители партпроекта Единой России «Городская среда» выступят на Дальневосточном МедиаСаммите

Антон Савенко: для меня урбанистика – это про любовь к своему городу

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *