Мэрию обвинили жители: вы Патрокл уже превратили в марсианскую пустыню

Возможному возведению детского сада в лесу в районе улицы Тихвинской и публичным слушаниям уже посвящено несколько новостей, но лишним не будет самый развернутый отчет от Vl.ru, ведь эта ситуация показала любопытные факты:

  • Администрация выносит на публичные слушания готовый проект, за который заплатила деньги налогоплательщиков и на них выясняет, что они (налогоплательщики) против!
  • Администрация города с благими намерениями (в данном случае – построить детсад при дефиците мест в детсадах города) по причине не знания локальных проблем и потребностей и ценностей людей сталкивается с сопротивлением
  • Вместо того, чтобы наладить диалог с людьми в начале пути, в том числе через институты ТОС (территориального общественного самоуправления), через информирование населения с помощью СМИ они пытаются “угомонить” буйных, договориться, сторговаться в ходе жарких дебатов.
  • Любопытно, что рядом в районе Патрокл, где комплексная планировала предусматривала строительство и школ и детских садов проектировать их привязку к местности жителям пришлось заставлять администрацию, а вот в лесу администрация решила построить детсад сама, хотя никто её не просил делать это именно там, учитывая что зеленых насаждений в городе становится все меньше

Администрация Владивостока хочет вырубить часть леса на Тихвинской под строительство детского сада – объект дошкольного образования району очень нужен. Но местные жители изо всех сил отстаивают зеленый участок, в котором нет никакого благоустройства, зато есть столетние деревья. Страх перед застройкой уже настолько велик, что люди отказываются даже от облагораживания территории.

Карта возможного размещения, картинки проекта и параметры детского сада – здесь.

Общественные обсуждения проекта строительства детского сада в районе Тихвинской, 3 оказались жаркими и гневными. Наметилась неприятная для чиновников тенденция – слушания были не конструктивными, но показательными. Ужас перед любой застройкой и невозможностью ее остановить во Владивостоке уже настолько велик, что люди отказываются даже от установки урн и скамеек, понимая, что через год-другой вокруг них либо вырастет высотка в 30 этажей, либо останется вырубленная поляна с одиноко торчащим недостроем.

В президиуме общественных обсуждений 25 января оказался «весь свет»: председатель Думы города Андрей Брик и его заместитель Елена Новицкая, ио главы администрации Владивостока Олег Гуменюк, начальник управления градостроительства и архитектуры Алла Шестерикова, а также руководители иных профильных управлений мэрии – жилищного, транспортного, образования. Но все попытки чиновников наладить диалог и привести какие-то плюсы от возможных изменений в районе Тихвинской разбивались о глухую стену злости. Жители за два часа обсуждений не раз и не два кричали «Руки прочь от нашего леса!». И скамейки свои с собой заберите.

В актовом зале школы № 25 собрались около 250 человек (234 были зарегистрированы примерно к середине мероприятия). Депутаты и представители городской администрации заранее готовились к сложному разговору – председателем публичных слушаний стала лично начальник управления градостроительства и архитектуры администрации Владивостока Алла Шестерикова. Она в начале мероприятия сообщила, что при подготовке общественных обсуждений граждане могли ознакомиться с проектами и планами освоения района, а также с ПЗЗ, которые действуют в городе. В вечер обсуждений эти материалы были размещены в актовом зале школы на стендах.

Исполняющий обязанности главы города Олег Гуменюк выступил первым, сказав, что во время разговора участники попытаются обсудить все наболевшие вопросы микрорайона, потому что «это моя работа – знать проблемы города изнутри, соприкасаясь с жителями города и общаясь с ними лично». Но личность нового временного начальника города, похоже, никого особо не интересовала.

«Речь идет о 81 тысяче квадратных метров незастроенной земли в районе, – сказала Алла Шестерикова. – Основную массу занимает зона рекреации, также здесь присутствует зона транспорта – это как раз улично-дорожная сеть, предусмотренная по генплану, для увязки Можайской и Никифорова. А также территории, которая не примыкает к жилой застройке, где предусмотрено строительство детского сада. Детский сад займет 2% территории. Зеленая территория – мы неоднократно выезжали на место и встречались с жителями, видели, что многие используют эту территорию для прогулок… Для прогулок животных. Кто-то просто отдыхает и дышит воздухом. Поэтому на этой территории будут размещены сквер и парк района. Что можно разместить? Здесь могут быть дорожки, озеленение…»

Гул поднялся в первый раз. Слушатели на всякий случай переспросили – озеленение в лесу? И посоветовали чиновникам: «У своего коттеджа вырубите лес!»

Аллу Михайловну сбить с толку не так-то просто, поэтому она продолжила – в отсутствие снега вчера чиновники видели только хозяев животных. Правда, приехали они в десять утра в рабочий день. Но в любом случае с собаками гуляют – значит, можно оборудовать площадки для выгула, которые положены по новым правилам благоустройства городского округа. А наполняемость парка, его зонирование могут предложить сами жители.

«Я бы хотела дать некоторую информацию о Тихвинской, Сафонова, Никифорова, – сказала начальник управления по работе с муниципальными учреждениями образования Лариса Карпачева. – По строительству объектов дошкольного образования. У нас здесь есть только одно – 19-й детский сад. Его посещают 120 детей. Конечно, потребность имеется на сегодняшний день не только в этом районе, но и по всему городу. Уже сейчас здесь зарегистрированы 455 детей, нуждающихся в дошкольном образовании. Тех, кому только годик, – 129 детей. И три ребенка уже на очереди, что родились в этом году».

Из зала выкрикнули – когда эти дети вырастут, чем они будут дышать? И потребовали вернуть «садик, который забрали». Так жители называют образовательное учреждение на Сафонова, 36, которое раньше было детским садом «Ягодка», но лет десять назад трансформировалось в коррекционную школу-интернат № 2.

«Не строить детские сады и школы город Владивосток просто не может, – отметил председатель Думы Андрей Брик. – Катастрофический недостаток мест в детских садах, школы переполнены в полтора-два раза. Да, мы понимаем, что в период безвластия и неконструктивного подхода многие здания были переданы в частные руки. Мы их медленно, но верно выкупаем. Будет рассмотрен вариант возвращения тех садов, в том числе и которые вы озвучили. Я прошу вас выслушать, иначе мы никогда ни до чего не договоримся. Подумайте, мы готовы взять еще паузу, чтобы довести до ума все вопросы, все проблемы. Сегодня нужно дать статус участкам. Нужно получить парковую зону и взять ее на баланс. У нас много проблем с землей. Мы сейчас ее пытаемся вернуть в муниципальную собственность. Нужно не перегнуть палку. Все услышать, все продумать. Не исключено, что придется собираться еще раз».

Поднялась первая серьезная волна возмущения: «Давайте конкретно по вопросу, что за общие слова! «Садики-садики», мы здесь для чего собрались? Дайте информацию по детскому саду «Ягодка», который находится на Сафонова, 36, который не используется как детский сад!» Алла Шестерикова пыталась призвать всех к порядку, уважать присутствующих и представляться, чтобы была обратная связь и протокол, но увещевания уже не очень помогали. Подлила масла в огонь заместитель начальника УГА Наталья Измайлова. Она должна была рассказать о техническом оснащении будущего парка, а вместо этого последовала довольно длинная сентенция о пользе и инвестициях Ростелекома, в том числе – об установке камер в парке. В ответ поднялась вторая волна возмущения – зачем там нужны камеры, что за глупости. К камерам предлагается еще некое мобильное приложение, которое «позволит фиксировать граждан на территории, нарушения общественного порядка и пересылать их посредством приложения оператору для принятия оперативных мер реагирования». Но люди не хотели этого слышать. И камеры им тоже не нужны – лес нужен.

– Все хотят, чтобы была парковая зона, – попыталась договорить Измайлова.

– Да никто не хочет! – хором ответил зал. – Оставьте нам лес!

Измайлову фактически освистали, неизвестно, закончила ли она свой доклад. Замдиректора дирекции по строительству объектов Светлана Темникова уже с трудом рассказала о цифрах: на незастроенной территории произрастает около 47 520 зеленых насаждений. Детский сад на 120 мест будет размещен на общей площади менее 2% от того, что названо. При этом в рамках комплексного освоения планируется к сносу около 305 зеленых насаждений, а к высадке в рамках строительства детского сада планируется 800. А в апреле городская администрация запланировала в лесу субботник, во время которого высадит сто деревьев. В ответ раздались смех и комментарии: «Вас туда только запусти!»

На этом доклады спикеров были кое-как закончены, пора было приступать к вопросам, которых у жителей было очень много. Первым микрофон достался общественнику, который представлял всех заинтересованных в сохранении леса горожан.

«Нас жители попросили вмешаться в эту ситуацию, – сказал активист Николай Смирнов. – Мы недолго занимаемся вопросом, но успели понять, что здесь творится. Нам администрация города говорит – сделаем вам тут парк. Но тут район нужно объявлять зоной экологического бедствия. На ТЭЦ-2 стоят фильтры, которые не соответствуют нормам».

Закончить Смирнову не дали. Он пытался говорить, лес – это санитарно-защитная зона, что его вырубка лишит жителей того естественного фильтра, который защищает их от пыли, кладбищенского дыма, ТЭЦ и прочих неприятностей. Но с места вскочил Олег Гуменюк и решил вступить в спор. Пока оба словесных борца стояли у одной трибуны, пытаясь поделить микрофон, жители яростно требовали, чтобы ио главы города не вмешивался в выступление и позволил высказаться от имени всех жителей.

«То, что тут будут стоять лавочки, – это бред какой-то, так делать нельзя, – высказался-таки Смирнов под аплодисменты. – Зачем строить садик в лесу, где нет никаких коммуникаций? Вы Патрокл уже превратили в марсианскую пустыню! У меня предложение – запретить строительство детского сада в лесу. Можно найти места на той же Можайской, чтобы там строить сады. Или на месте бывших бараков».

Алла Шестерикова снова попыталась объяснить, что проводятся работы по Патроклу – там планируется построить два детских сада. В этом микрорайоне запланированы и две школы на 850 мест, застройка ведется комплексно. Из зала язвительно возразили, что «пока там только торговый центр строится».

«Вы тут все сидите, Дума, эти… – взял микрофон житель района Виталий Литвинский. – А ведь есть городской парк. Вы там провели хоть какую-то работу? Только угробили все! Теперь здесь хотят все угробить. Место под садик – напротив сгоревший дом, уже сколько этот барак там, бичи живут. ЖБИ-2 разрушен – ставьте там! Стоянки стоят – вот на них стройте, там уже все коммуникации есть! Чтоб лес убить, вы ученых приведите сначала, чтобы они проверили, как это все действует. У вас тут все косить-косить, деньги освоить».

Гуменюк попытался оправдаться, что по горпарку было совещание, его должны передать городу, и тогда будут выделены средства на восстановление. Проект делается. Следующий парк, говорит, Минный городок – стоит на очереди. Правда, он на очереди стоит очень давно и безнадежно. Но ио главы об этом не сказал, а только отметил, что если так несдержанно себя вести, то «придется создавать рабочую группу». Спикера назвали «бессовестным», а он в ответ объявил, что жители кричат специально, чтобы «не дать нам ничего сказать».

Жители вспомнили еще два детских сада в районе, которые после постройки передали под гостиницы китайцам – на Гризодубовой и Сафонова. Им сказали, что здания были ведомственными, а во время приватизации их продали. Они никогда не были муниципальными, у них есть владельцы, которые не собираются их отдавать. А на Сафонова, 36 находится государственная коррекционная школа-интернат № 2. Ей ведает краевая администрация. В 2010 и 2018 годах город направлял письма о том, чтобы здание передали муниципалитету. Но край ответил, что «существует социальная потребность» в таких учреждениях, так что самим мало. Здание не отдали. Состав детей там от 30 до 70 человек. А сад огромный – на 240 человек.

«Почему больше десяти лет администрация города не может договориться с администрацией края? Кто тот человек, который в этом заинтересован? Почему до сих пор не передали сад, который был построен для наших детей? Туда ходили наши дети! Почему тем детям из интерната не выделили за десять лет помещения вместо того, что у них сгорело на Клубной? Уж за эти годы можно было и найти, и даже построить подходящее под их нужды», – поинтересовалась жительница района, не назвавшая себя.

Олег Гуменюк предположил, что власти это не было интересно. А когда сгорела школа, садик на Сафонова якобы пустовал. Правда, жители говорят, что сад не пустовал – детей оттуда «выдавили». Горожане не против больных детей, но хотели бы узнать, почему чиновники так плохо работали все эти годы. Ответа на это не нашлось. Алла Шестерикова заметила, что земля там никогда не была муниципальной. Будет с мая, согласно перераспределению полномочий, но пока нет.

«У меня вопрос по коррекционным садам-школам, – высказался горожанин Евгений Добрынин. – Расскажите, пожалуйста, что за объект находится по адресу: Волкова, 3а? И какова его заполняемость? Сколько детей объект способен принять до полной загрузки? Детский сад на Сафонова, 36 тоже государственный и заполнен на 30% максимум. Почему нам что-то мешает объединить два объекта и всех детей, которым требуется коррекционное образование, посадить в одно место? Тогда у нас освободится объект для маленьких детей».

Ему ответили, что на Волкова школа для слабовидящих детей. На 1 января дошкольников там 83 человека. По школьникам информации у города нет. Детям требуется разная направленность – объединить их в одном здании не представляется возможным. Евгений возразил, что никто не помешал сделать это с детским садом «Ягодка» десять лет назад. Олег Гуменюк снова попытался взять инициативу в свои руки и сказал, что санитарные нормы меняются каждый год. Для 200 коррекционных детей сейчас потребуется больше гектара территории с полным благоустройством для развития.

«На плане, который обозначен под рекреационную зону, под садик заходит труба магистрального газопровода, который закладывали в 2012 году, – заметил местный житель Валерий. – Это объект повышенной опасности, его ни в коем случае нельзя размещать под социальными объектами. Как там дали разрешения на строительство домов? Хорошо, что мы подняли вопрос о безопасности. Кстати, Wi-Fi небезопасен – он вызывает мутацию клеток, если кто не знал, это доказано. По поводу газа – я затрудняюсь назвать объемы газа, которые по нему идут на Русский. Если он бахнет, не дай бог, на месте детского садика останется воронка».

Газопровод, как объяснили, там проложен низкого давления с охранной зоной 10 метров от оси. Он безопасен, нарушений нет. Был бы газопровод высокого давления, окружающие дома уже бы расселили. Грунтовые воды тоже никакого вреда тут не несут. А то, что жителей стало топить после подрывов сопки и строительства перинатального центра, – так это потому, что ливневки нет. Будет садик – будет канализация. Жительница Анжела отметила, что в домах частного сектора – печное отопление. Этим воздухом будут дышать дети.

«Мы против, чтобы в этот лес кто-то заходил, – говорит Анжела. – Вообще. Через лес проходят грунтовые воды. Наши дома топило больше трех раз. Нет ливневок, мы все это принимаем на себя. Вырубите деревья – весь район затопит».

Когда Олег Гуменюк сказал, что будут построены ливневки – зал захохотал. Люди снова потребовали: «Мы хотим лес в том виде, в котором он есть». Участники обсуждений философски заметили, что вообще странное место выбрали для садика – тут тебе перинатальный центр, госпиталь для ветеранов, морг и кладбище. И спросили, почему все положительные изменения употребляются только в будущем времени – высадим, озеленим. А сейчас? А сейчас город хочет в этом году начать строить пять садиков. Дорога, которую проведут с Никифорова до Можайской, тоже входит в те самые 2% вырубки. И пока представляются только проекты.

Общественница Ольга Дымникова выступила с длинным, но нудноватым докладом про генплан. Она планомерно перечислила нарушенные во время принятия документов законы, а также СанПиНы и ряд иных нормативных документов. Она отметила, что санитарно-защитная зона у кладбища должна быть около 1000 метров, а само Морское кладбище уже раза в два превышает максимально допустимый в городе размер территории. Во время ее выступления часть жителей покинули зал.

Дымникова отметила, что во Владивостоке нет общего проекта планировки территории. Шестерикова нехотя подтвердила, что их выполняют по разным районам в основном частные компании. И тут же попыталась поступить так, как ранее делали жители, – потребовала обсуждать только тот вопрос, по поводу которого «все мы здесь сегодня собрались». Но Ольга не закончила. Она зачитала выдержки из доклада, согласно которым Алла Шестерикова не имеет профильного образования архитектора. Штат УГА составляет 93 человека, 7 из них – профильные специалисты. И три дизайнера. Штат год назад составлял 55 человек, то есть увеличился почти вдвое. Стоимость архитектурных работ, защищающих город от незаконных действий, делающих его пригодным для жизни и развития, стоил бы городу 350 млн рублей и мог бы быть выполнен за полгода. Комиссия по ПЗЗ работала в городе четыре года. Она совершала действия, которые привели к нынешней ситуации – отсутствие порядка и точечная застройка. И обошлось это казне в 1 млрд 350 млн рублей. Цифра собравшихся ошеломила.

Ольга Дымникова вынесла предложения на голосование, чтобы затем включить их в резолюцию. Первое – потребовать от краевой и городской администраций изменить назначение территориальной зоны в районе Тихвинской, 3 из зоны ОД-7 на Р-1 с особыми условиями использования – санитарно-защитного назначения. Второе – установить реально существующую санитарно-защитную зону Морского кладбища и комплекса по утилизации биоотходов. Третье – исполнить все санитарно-эпидемиологические нормы в части градостроительства по защите территории и населения. Четвертое – вместе заинтересованными лицами гражданского общества провести анализ и проверку законности Генплана и ПЗЗ, чтобы выявить несоответствующие реальному назначению территориальные зоны и установить подлинное назначение. Изменения требуют провести открыто. Пятое – выполнить проект планировки территории для всего города по уже существующим районам. Шестое – провести реструктуризацию УГА ввиду полной некомпетентности, создать новое положение, новые задачи, новые правоустанавливающие документы, необходимые для устойчивого развития. Также провести проверку всех запущенных и находящихся в стадии выполнения проектов УГА на соответствие развитию качественной жизни и бизнеса. Седьмое – провести законодательную инициативу на муниципальном уровне о публичных слушаниях и обеспечить прозрачность процедуры по внесению изменений в ПЗЗ и Генплан проекту планировки. Главной целью являются выявление и учет мнения жителей, проведение конструктивного обсуждения, адекватное и современное информирование граждан, утверждение всех документов с возможностью контроля за МПА.

По каждому предложению большинство собравшихся голосовали за. Алла Шестерикова заметила, что подсчет голосов не производился – в зале снова поднялся крик. Но начальник УГА только хотела предложить утвердить голосование «большинством голосов», чтобы не пересчитывать их. И несмотря на то, что руки поднимали далеко не все присутствующие, особо крикливые потребовали внести в протокол не «большинство», а «единогласно».

В финале Людмила Таран, депутат городской Думы по округу, предложила создать рабочую группу, чтобы вести диалог конструктивно. Однако она уже оказалась создана, о чем поведал доселе странно молчавший активист Сергей Мильвит. Депутат попросила ее в группу включить. На этом Алла Шестерикова слушания завершила.

Источник – Vl.ru

Читайте также:

Общественность выступила против детсада и просит «оставить им лес» на Тихвинской

Председатель гордумы с и.о. главы города провели выездное совещание по вопросу строительства детсада на Тихвинской

Состоялись общественные слушания по строительству детсада на улице Тихвинской

Теперь детсады и школу на Патрокле обещает Олег Гуменюк

Как построить детский сад на Сочинской — разбираемся в деталях